Как из молодой здоровой женщины сделать больную и бесплодную

Внимание!

Всё нижепоследующее не является описанием одной конкретной судьбы – это собирательная картина, которая сложилась у автора из личных впечатлений от 10-летнего общения с российскими акушерами, гинекологами и их многочисленными жертвами (да, именно так – жертвами). Написано в надежде, что кто-то окажется способен учиться на чужих ошибках, а не на своих собственных.

Особо впечатлительным – читать не рекомендуется.

Итак, 21-летняя совершенно здоровая и недавно вышедшая замуж Маша Иванова решила первый раз в жизни обратиться к гинекологу из-за периодически возникающих болей в боку, внизу живота. Боли продолжаются несколько дней в середине менструального цикла.

Врач – Маргарита Яковлевна Зельцер (специалист со стажем, кандидат наук, золотые зубы&очки в золотой оправе), осмотревши Машу, обнаружила, что боли эти обусловлены процессом созревания фолликула – этот процесс совершенно нормальный и не требует никакого лечения. После овуляции – т.е выхода зрелой яйцеклетки из лопнувшего фолликула – эти боли проходят сами собой.

Лечения тут никакого не нужно, но Маргарита Яковлевна торжественно заявляет испуганной Маше:

– Я пишу вам – аднексит! – и назначает антибиотики, в том числе трихопол.

Разумеется, Маргарита Яковлевна прекрасно знает, что во второй половине цикла – т.е. после овуляции – назначать такие антибиотики женщинам, живущим половой жизнью, нельзя. Но тем не менее назначает: “…ах, какой аднексит! Чем же вас теперь спасать???”

Конечно, Маша в течение 2 дней до овуляции и 5 дней после овуляции пьёт эти антибиотики, не думая предохраняться от беременности – откуда ей знать, чем чревато такое доверие к рецептам Маргариты Яковлевны.

И вот случилось то, что должно было случиться: Маша забеременела именно в том цикле, в котором принимались антибиотики.

– Тут только аборт! – торжественно заявляет Маргарита Яковлевна. – Антибиотики на самых ранних сроках беременности, когда органы плода только формируются – вы что хотите урода родить??? Лучше один раз сделать аборт, зато потом родить здорового ребёнка, чем всю жизнь мучиться с неполноценным!

Для вящей убедительности она приглашает на приём мужа Маши, и в итоге рыдающая Маша под “двойным огнём” со стороны Маргариты Яковлевны и собственного перепуганного муженька соглашается на аборт, который – за некоторые деньги – делает сама Маргарита Яковлевна, прямо в своём кабинете, в качестве завершения трудного рабочего дня…

– После аборта нужна надёжная контрацепция в течение года, иначе может возникнуть привычный выкидыш, – заявляет Маргарита Яковлевна, и предлагает Маше на выбор: депо-проверу или норплант. Испугавшись норпланта, Маша соглашается на проверу, и Маргарита Яковлевна делает ей инъекцию.

После повторной инъекции – через 90 дней – у Маши вовсе прекращается менструальная функция.

– Это пройдёт после отмены препарата! – утешает Маргарита Яковлевна и Маша делает третью инъекцию, потом четвёртую… потом Маша спохватывается, что хватит уже их делать, и начинает ждать новую беременность.

Но увы – нет ни беременности, ни даже менструации: так проходит ещё 3 месяца, и Маша опять идёт к Маргарите Яковлевне.

– Я вам рекомендую оральные противозачаточные таблетки, после прекращения их приёма у вас должна восстановиться овуляция! – радостно сообщает Маше Маргарита Яковлевна.

Конечно же науке известен так называемый “ребаунд-феномен” – эффект отмены, когда после искусственного подавления функции некоторого органа (в данном случае яичников) наступает резкое усиление его деятельности. Но после депо-проверы такая “терапия” скорее всего только усугубит постконтрацептивную аменорею, и Маргарита Яковлевна это прекрасно знает – ведь она очень хороший врач.

Маша ещё 3 месяца покорно глотает ОК. Но и после отмены ОК овуляция не восстанавливается. Маргарита Яковлевна отправляет Машу на УЗИ.

– Фолликулы 2 мм, доминантного – нет, эндометрий тоже 2 мм… что же тут будет менструировать?? – возмущается Маргарита Яковлевна, глядя в справку-заключение ультразвуковой диагностики.

– Вам нужна гормонозаместительная терапия! – радостно заключает Маргарита Яковлевна, и назначает Маше эстрофем и дюфастон.

На фоне этой “гормонозаместительной терапии” удаётся “нарастить” эндометрий до 5 мм.

Фолликул созревать не хочет – овуляции как не было, так и нет (ещё бы, кому-кому как не Маргарите Яковлевне хорошо известно про особенность взаимодействия гипофиза и яичников: попросту говоря, если постоянно вводить извне некоторое количество аналогов эндогенных эстрогенов и гестагенов гипофиз так никогда и не даст “команду” яичникам “начать работу”).

– Пять миллиметров – это мало, для нормальной имплантации яйцеклетки нужно девять, – задумчиво вещает Маргарита Яковлевна. – Нужно переходить к стимуляции!

И направляет Машу на комплексное обследование всего и вся, чтобы выяснить, “нет ли противопоказаний”, и на самый главный анализ – спермограмму, которую должен сделать Машин муж.

– Мы будем вас долго-долго стимулировать всякими препаратами, а потом окажется, что в сперме всего 2 процента подвижности. Надо сразу исключить бесплодие вашего мужа! – объясняет она Маше.

Но едва Маша заикается супругу про спермограмму – он учиняет такой скандал, что до неё вдруг доходит: мужчина категорически не выносит намёков, что, возможно, бесплоден он, а не его жена. Любые попытки намекнуть ему на необходимость сделать спермограмму вызывают у него только одно желание – сменить жену…

После двухмесячного хождения по мукам – стояния в очередях к разным кабинетам, сдачи крови и мочи на гормоны на фоне “тестов” и “контрольных” исследований, измученная Маша опять приходит к Маргарите Яковлевне.

– Я вам назначаю кломид по 100 мг на ночь в течение пяти дней! – выписывает Маргарита Яковлевна новое снадобье.

Кломид, он же – клостилбегит, действующее вещество – кломифенцитрат: гормональный препарат антиэстрогенного действия. Является довольно мощным индуктором овуляции для женщин с гиперэстрогенией. В Машином случае хронической нехватки эндогенных эстрогенов кломид овуляцию вызвать не может: разросшийся фолликул благополучно превращается в текалютеиновую кисту.

Обнаруживши на очередном УЗИ ажно три штуки этих самых кист (свидетельствующих ещё и о том, что имеет место явный перебор дозы кломида), Маргарита Яковлевна не смущается:

– Они сами исчезнут после менструации! – и назначает второй курс кломида.

– Ой, вы знаете, девяносто процентов женщин резистентны к кломиду, но на вас он действует очень хорошо! – радостно сообщает она Маше после очередного разглядывания на мониторе аппарата УЗИ четырёх свежеобразовавшихся кист, и назначает третий курс.

После этого курса у Маши наступает задержка менструации.

– Анализ мочи на беременность ненадёжен, вам нужно немедленно сдать кровь на ХГч! Это стОит 700 рублей! – заявляет Маргарита Яковлевна.

Потрясённая Маша платит эти деньги и… ещё через пару дней у неё начинается кровотечение.

– Анализ крови на ХГч дал слишком маленькую цифру: мы это называем “биохимическая беременность”! – по секрету сообщает Маше Маргарита Яковлевна.

– Теперь, после кломида, вам нужен перерыв три месяца, продолжайте пить эстрофем и на 11 и 22 день цикла приходите на УЗИ.

УЗИ показывает, что фолликулы подросли до 5 мм, доминантных нет, эндометрий, как и раньше – 5 мм. Беременность, естественно, не наступает.

– Знаете, у меня были такие женщины, которые благополучно беременели и на 5 миллиметрах, – задумчиво говорит Маше Маргарита Яковлевна. – Если вы не беременеете, значит, вам нужно лечить матку. Ложитесь в стационар, у меня там есть очень хороший знакомый специалист – Борис Иосифович, ему ничего не надо – только положите в стол 500 долларов, и за лекарства-ампулы – 200 долларов каждая… (оценивающий взгляд на Машин прикид) …думаю, что пяти ампул на первый курс будет достаточно.

Когда Маша заикается мужу, что на очередной “курс” нужно полторы тысячи долларов, тот взрывается: “какого чёрта, уже столько денег потрачено, если ты бесплодна, надо просто смириться с этим и не страдать фигнёй…”

И Маша, справившая своё 25-летие, смиряется: она бесплодна, надо поставить на себе крест и забыть глупые мечты о ребёнке.

Машин организм, получивший, наконец, передышку от зельцеровского “лечения”, через некоторое время оживает: у Маши вдруг ни с того, ни с сего обнаруживается задержка, но она уже не верит, что это беременность, и спохватывается только тогда, когда её начинает тошнить от вида любимого мужа.

Вне себя от радости Маша бежит в женскую консультацию. Там сидит (в засаде) замечательный врач – Тина Георгиевна Розенблат (кандидат наук, золотые зубы&очки в золотой оправе).

– На аборт? – деловито осведомляется она.

– Что вы! – пугается Маша, – мне на учёт!

Тина Георгиевна выдаёт Маше длинный-длинный список кабинетов, которые ей необходимо обойти.

И глупая Маша начинает ходку по этим кабинетам. Почти сразу же она обнаруживает, что перед каждым кабинетом – огромная очередь больных обоего пола, хрипящих, кашляющих и хлюпающих соплями. Некоторое разнообразие вносят бабки с “давлением” и подростки с краснухой.

После первого дня “обхода” Маша возвращается домой совершенно разбитая, не пройдя и четверти всех кабинетов… На другой день у неё – температура 38,7…

– Раз вы беременная – ни в коем случае не пить никаких антибиотиков! – заявляет вызванный перепуганной Машей врач “скорой помощи”. – Применяйте только домашние средства, спиртовые обтирания, холодные компрессы…

С тем и уезжает.

Промучившись трое суток с “обтираниями”, Маша вдруг отчётливо понимает: температура и не думает падать… Вдобавок, начинается страшный кашель, отекает слизистая носа, но зато исчезают все признаки раннего токсикоза, и начинается какая-то странная кровяная “мазня”…

– Замершая беременность, – диагностирует Тина Георгиевна, глядя на заключение УЗИ, когда через две недели Маша всё таки доползает до поликлиники. – В матке деформированный плод, серцебиения нет, полость расширена, гипер- и гипоэхоленные включения. Диагноз – начавшийся выкидыш малого срока. Я пишу вам наряд в стационар, на госпитализацию. Будете выписываться – не забудьте взять у них гистологию…

Добрая медсестра, провожая Машу в палату, даёт рекогносцировку местных условий:

– Если тебя будет чистить наша завотделением – это хорошо, а если Аббас – полный заебись… Но до понедельника всё равно никого не будет, потому что все анестезиологи на неделю вперед расписаны, а без анестезиолога нельзя…

Маше повезло: за неё взялась завотделением – боевая старушенция сталинской закалки, без учёной степени, золотых зубов и золотой оправы.

– Расширитель вставлять? – слышит Маша сквозь подступающую дурноту.

– Что ты тут собралась расширять?? – гремит старушенция. – Тут всё давно расширено! Почему она у вас не засыпает?? Такая маленькая, наркоза дали, как большой, а она всё головой вертит!

– Да это я… того… эта… никак не могу в вену попасть после вчерашнего… Тьфу ты чёрт, опять мимо… ###… давайте лучше ей маску… Ай, ###, уронила! – бубнит чей-то голос, и Маша, приоткрыв глаза, вдруг видит чью-то филейную часть, обтянутую условно белым халатом, которая устремляется под операционное кресло.

Маша не успевает испугаться, как боевая бабулька берёт шприц в свои руки – игла, наконец, впивается, куда нужно, и Машу накрывает мрак…

Потом Маша обнаружит, что сидит в коридоре и трясётся от холода.

– Ой, ты как начала трястись – мы аж испугались! – радостно рассказывает Маше добрая медсестра. Ответить Маша не в состоянии…

– За гистологией придёте через две недели, – равнодушно бросает Маше тётенька, оформляющая выписку.

– Ну, вам хорошо всё сделали, – цедит сквозь зубы Тина Георгиевна после осмотра и УЗИ, – осложнений никаких нет…

К 27 годам Маша изрядно поумнела. Она больше не ходит к Маргарите Яковлевне и Тине Георгиевне, не пьёт антибиотиков и гормональных препаратов. Правда, муж Маши и её свекровь уже уверились окончательно, что она – “с браком”: нормально родить не может.

– Если ты не родишь, он с тобой разведётся! – постоянно повторяет свекровь. – Семья без детей – это не семья!

Муж слушает свою маму с видом святого мученика…

Но вот, наконец, Маша беременна снова. Теперь она не бежит в женскую консультацию так рано – ждёт до шестого месяца.

– Срок уже ОЧЕНЬ большой! – многозначительно сообщает Маше Тина Георгиевна.

Маша намёк понимает, но храбро разочаровывает Тину Георгиевну:

– Мне не на аборт. Мне на учёт.

– Для выплаты вы слишком поздно пришли! – злорадно сообщает Тина Георгиевна.

Для тех, кто не в курсе: в нашем государстве женщинам, которые встали на учёт по беременности в “ранние сроки” – т.е . до 11 недель – положена какая-то копеечная единовременная выплата.

Маше плевать на эту “выплату”: Маше нужен ребёнок.

– СтарорОдящая, – продолжает заполнять бумажки Тина Георгиевна, -в анамнезе – самопроизвольный выкидыш… у вас ТАКИЕ осложнения! Вам необходимо поехать в наш акушерский центр, сделать специальный анализ крови, чтобы выяснить – нет ли повреждений у плода. Мы всех направляем – вот, видите, специальный бланк, они сами нам такие присылают, чтобы женщины делали этот анализ ОБЯЗАТЕЛЬНО! Поезжайте туда, посмотрите – там очень хороший стационар, может, там и будете рожать.

Ошарашеная такой внезапной любезностью, Маша берёт это направление…

Проехав полгорода и отстояв в регистратуре длиннющую очередь, Маша протягивает своё направление в окошко:

– Меня направили к вам из женской консультации на анализ крови…

– Ой, да что они в той консультации, все с ума посходили??? – слышит Маша в ответ. – Посылают и посылают, а сроки-то какие!!! Этот анализ делается ДО ДВЕНАДЦАТОЙ недели!!!

Маша едет домой, ругая себя за доверчивость к любезности Тины Георгиевны. На другой день у Маши опять поднимается температура. Но теперь Маша не так глупа: она тут же принимает ампициллин, и после первой же таблетки температура падает.

– Вас спасло только то, что срок беременности был уже большой, – цедит сквозь зубы Тина Георгиевна, которой Маша поведала про своё “ОРВИ”.

Придя на следующий приём, Маша обнаруживает, что кабинет закрыт: Тина Георгиевна убыла на какие-то “курсы”, вместо неё будет принимать врач с другого участка – Карина Аркадьевна Гинзбург.

Под дверью – очередь человек тридцать… Сесть не на что – все лавочки вдоль стены уже заняты. Из кабинета доносится оживлённый разговор – к Карине Аркадьевне пришла её знакомая, и они обмениваются впечатлениями от её недавних покупок.

Через 15 минут Карина Аркадьевна и её знакомая торжественно выплывают из кабинета, и очередь оживляется – ну наконец-то наговорились, теперь начнётся приём! Ан не тут-то было: проводив свою знакомую, Карина Аркадьевна сразу же куда-то удаляется, заперев кабинет.

Проходит ещё полчаса. Очередь растёт, постепенно заполняется весь вестибюль… Наконец, кто-то из женщин не выдерживает и начинает ломиться в регистратуру:

– Это издевательство!!! Посмотрите, какая очередь! Когда же начнётся приём???

– Ой, что вы орёте. Доктор не имеет права чаю попить?? – раздаётся голос из окошечка.

В очереди постепенно назревает бунт:

– Где ваша заведущая??? В каком она кабинете??? Пусть она придёт сюда и посмотрит, что здесь творится!!!

Тут, наконец, появляется Карина Аркадьевна и открывает кабинет.

Приём начинается… Когда подходит очередь, Маша на отечных ногах вползает в кабинет.

– Женщина, где ваш анализ на ХГч? – бьёт с налёта Карина Аркадьевна.

– А… я… … не сдавала, – бормочит растерявшаяся Маша.

– КАК??? – возмущения Карины Аркадьевны нет предела. – Немедленно сдавать на ХГч!!!

Маша вылетает из кабинета, прижимая к груди бумажку-направление.

В глубине души Машу гложут сомнения: анализ на ХГч сдаётся вроде бы только до 12 недели, а у неё уже почти шесть месяцев… Но ничего не поделаешь: послали так послали – придётся сдавать.

В следующий визит к Карине Аркадьевне Маша берёт с собой мужа – для моральной поддержки. Получив в регистратуре бумажку с результатом анализа на ХГч, они заходят в кабинет Карины Аркадьевны.

Карина Аркадьевна смотрит на цифирки в бумажке.

– Вы муж? – обращается она к Машиному супругу. – Встаньте сюда. Прислонитесь к стене.

Выдержав театральную паузу, она торжественно сообщает:

– У вас – МАЛО!

– ЧЕГО мало? – ошарашено спрашивает Машин муж.

– Того, – назидательно произносит Карина Аркадьевна, – на что сдавали, того и мало. Вот эта цифра – видите? Она очень маленькая!

– И что? – не понимает Машин муж.

– А то. Кто вам вообще сказал, что вы беременны? – поворачивается Карина Аркадьевна к Маше. – У вас недельная задержка. Просто вы такая крупная женщина, у вас там внутри всё такое крупное, вот и кажется, что вы беременны.

И тут Машу прорывает:

– Какая, к чёрту, недельная задержка??? У меня почти шесть месяцев!!!

– Как – шесть месяцев? – удивляется Карина Аркадьевна. – А как ваша фамилия? Вы Курочкина?

– Нет, я не Курочкина!!! – кричит Маша.

– Ах, так вы не Курочкина! – облегченно вздыхает Карина Аркадьевна. – Тогда зачем же вы сдавали на ХГч? Не надо было сдавать…

Но это ещё не все испытания. В один прекрасный день у Маши на работе раздаётся звонок, и женский голос деловито сообщает:

– Вам надо срочно явиться в кабинет номер 26, у вас плохой RW!

RW, она же “реакция Васермана” – тест крови на сифилис. При беременности часто бывает ложноположительным.

– Вы не волнуйтесь, – утешает Машу добрая медсестра из кабинета номер 26. – Судя по всему, у вас ещё третья стадия сифилиса, то есть не самая последняя. Самая последняя – четвертая!

И Машу отправляют в кож-вен-диспансер…

Кое-как успокоившись после истерического припадка, наглотавшись валерьянки, Маша приползает в КВД и обнаруживается, что женский врач в отпуске.

– Есть только мужской. Пойдёте? Или приходите на следующей неделе.

Маша не в состоянии ждать ещё неделю. Она покорно тащится к указанному кабинету. Около него уже сидят штук шесть хачей разного возраста, которые тут же принимаются с интересом разглядывать Машу.

В кабинете оказывается молодой такой парнишка, который понимает всё сразу, едва взглянув на Машино лицо.

– Да не волнуйтесь вы так, нет у вас никакого сифилиса, – сразу же заявляет он Маше.

– Но как же так… ведь они сказали, что ТРЕТЬЯ стадия… как же такое может быть в организме, чтобы сифилиса – нет, а по анализу – третья стадия?

– А очень даже просто такое может быть в организме, – деловито отвечает парнишка. – Это тогда может быть, когда в вашей женской консультации перепутают ваш анализ с чьим-то другим.

Получив через неделю результат повторного анализа – т.е. документальное подтверждение отсутствия у неё сифилиса – Маша устремляется в женскую консультацию с твёрдым намерением разнести там всё в пух и прах.

– Вы знаете, ЧТО нам тут ИЗ-ЗА ВАС устроили?? – прямо с порога напускается на неё Карина Аркадьевна. – У нас ИЗ-ЗА ВАС такая комиссия была!!! Ведь по району ходит человек с третьей стадией сифилиса, а мы не можем установить его фамилию!!!

Маша так ошарашена этим напором, что начисто теряет весь свой апломб.

– Вставайте на весы! – командует Карина Аркадьевна. – Сколько там у вас?

Услышав ответ, она опять начинает кричать:

– У вас дистрофия! Ребёнок за 6 месяцев беременности прибавил в весе всего 600 грамм!!! Нужно срочно в стационар!

После некоторого препирательства всё же выясняется, что дистрофии нет: просто Тина Георгиевна в графу “вес до беременности” вписала цифру веса Маши при её первом визите…

Но это уже последняя капля: Маша пишет заявление, что отказывается от наблюдения в этой женской консультации.

Без “наблюдения” Машина беременность развивается вполне благополучно: на 38 неделе УЗИ определённо показывает, что у Маши будет нормальная здоровая девочка, которая уже весит не менее 3 кг. Ещё через неделю у Маши внезапно начинается боль в правом боку и какие-то водянистые выделения. Позвонив в выбранный заранее роддом, Маша объясняет ситуацию.

– Это у вас апендицит, – равнодушно сообщают на том конце провода.

– Какой, нафиг, апендицит, – срывается Маша, – у меня вырезали апендикс 20 лет назад!

– А, ну если это не апендицит, тогда приезжайте, – милостиво разрешают на том конце провода.

Приехав в приёмное отделение, Маша пытается объяснить, что у неё резкая боль в боку и, возможно, отходят воды – нужно чтобы посмотрел врач…

– Раздевайся и иди в душ, – командует медсестра. – У нас приём через родильное.

Претерпев все необходимые “процедуры”, Маша с трудом втискивает отёкшие ноги в выданные ей “моющиеся” тапочки, напяливает казённую рубашку… и тут оказывается, что на рубашке имеются три дыры: под каждой грудью и сзади. Кое-как прихватив разодранную ткань руками, Маша за медсестрой ковыляет в родильное – путь лежит через коридор, в котором, кроме сквозняков, толкётся масса каких-то людей обоего пола.

Маше уже всё по фигу – лишь бы дойти и лечь на что-нибудь. Наконец-то она в палате, её укладывают на топчан, предварительно предупредив, что нужно подстелить “подкладную пеленку”. Подплывает ангельское создание с намакияженным личиком:

– Я ваша акушерка, меня зовут Лена, засекайте время между схватками, я к вам потом подойду, – отчеканивает она и исчезает.

Маша не успевает ей сказать, что никаких схваток у неё нет – у неё резкая боль в боку!

Но делать нечего: оставшись в одиночестве, Маша пытается найти где-нибудь часы, по которым велено засекать время (свои-то у неё отобрали, ибо “не положено”). Часы есть – на стене. Однако, они не только висят, но и стоят.

“…Что такое – без четверти два всё время? Это манометр!” – вспоминает Маша известную шутку юмора…

Через некоторое время Маша обнаруживает, что в палате нет судна… Она пытается окликнуть медсестер, мотающихся по коридору на третьей скорости:

– А дайте, пожалуйста, судно!

– Девочки, девочки, вы же не в родах! Мы приносим судно только тем, кто в родах, а вам – по коридору направо! – доносится в ответ.

Маша ковыляет в указанном направлении и обраруживает, что в так называемом “туалете” имеется всего один маленький, низенький детский унитазик… Размышляя, чем руководствуются те, кто оборудует санузлы в родильных отделениях, Маша пытается кое-как пристроиться на это чудо сантехники – однако, это нелегко даже без 39-недельного живота…

Вернувшись в палату, Маша пытается развлекаться, глазея через стеклянные перегородки на происходящее по соседству, но скоро это перестаёт её занимать.

Страшные крики женщин и комментарии медперсонала постепенно сливаются в однообразный шум – Маша решает ударить сном по голодухе…

Под вечер в палату заходит добрая медсестра и приносит вконец оголодавшей Маше стакан компота:

– Быстрее пей – тебе не положено, ты же в родах!

Маша пытается выяснить, долго ли ей тут ещё куковать.

– Завтра с утра должно освободиться меcто в “патологии”, тогда тебя туда и поднимут.

Отделение патологии беременных имеется при каждом роддоме. Туда отправляют женщин, у кого есть какие-то подозрения на неправильное течение беременности.

Маше неохота в “патологию”, тем более, что боль в боку уже давно прошла.

– А может мне домой? Чего мне тут просто так лежать.

– ДОМОЙ! – хохочет убегающая медсестра. – Беременной отсюда никто не выйдет!!!

– Девочки, девочки, все рожаем! – разносится её голос. – Кто к вечеру не зарожает, тех завтра поднимут в “патологию”!

На следующий день Маша уже в “патологии”: ей кажется, что всё не так плохо – там хотя бы нормальные постели и трёхразовое питание. Более того: ей вернули её вещи – часы, расчёску и собственное бельё!

Ночью она просыпается от того, что постель стала мокрая. Маша соображает, что это отошли воды. Она плетётся на пост, где, по идее, должна быть медсестра. Но её там нет – Маша идёт до ординаторской, стучится в дверь… Наконец оттуда появляется заспанная физиономия:

– Чего тебе?

– У меня отошли воды…

– Какие, нах, воды – три часа ночи! Это у тебя молочница – завтра на обходе покажешь Анне Генриховне, она тебе мазок возьмёт. Иди спать.

И чтобы Маша больше не моталась по коридору, добрая медсестра делает ей инъекцию димедрола.

Просыпается Маша в 11 утра – обход в самом разгаре:

– Где тут пузырь?? – бушует Анна Генриховна, щупая Машин живот. – Тут уже нет никакого пузыря! Её нужно в родильное срочно!!!

Ещё бы Анне Генриховне не бушевать: безводный промежуток свыше 6 часов значительно способствует возникновению воспаления плодных оболочек и неонатального сепсиса, что чревато смертельным исходом как для роженицы, так и для новорожденного. Безводный промежуток свыше 6 часов также является противопоказанием к операции кесарева сечения. Поэтому постановлено считать, что при невозможности родоразрешения через естественные родовые пути, по истечении критического срока безводного промежутка (24 часов) плод уже мёртв. Его извлекают из матки по частям, путём плодоразрушающей операции.

Занавес.

– Женщина, почему вы сразу не сказали, что у вас были боли в боку? Плодная оболочка необязательно разрывается снизу, она может порваться и в другом месте – воды сначала подтекают понемногу, а потом пузырь окончательно разрывается. Вы должны были сразу позвать доктора, почему вы не позвали?? Вам 28 лет, а вы что-то мямлите, как 15-летняя девочка! – разоряется Анна Генриховна.

Так Маша снова оказывается в родильном: ей тут же засандаливают капельницу с окситоцином. Схватки становятся сильными, но раскрытия шейки – нет.

– Я полчаса назад смотрела, – возмущается Анна Генриховна, – было на два пальца, и сейчас столько же!

Хотя Машино тело продолжает корёжить от бесполезных схваток, силы и сознание её потихоньку покидают, исчезает и боль. Дитё признаков жизни уже давно не подаёт, так что ничто больше не мешает Маше погрузиться в ледяную беспросветную нирвану.

Но на её счастье у Анны Генриховны кончается смена. Вместо неё в родильное является такая же боевая старушенция, как вышеописанная завотделением городской больницы.

Едва глянув на Машу, старушенция безо всяких околичностёв командует:

– Так, я буду оперировать! Операционную мне быстро!

Проснувшись, Маша не сразу соображает, где она находится, и что с ней случилось. К низу живота как будто прилеплена какая-то мерзкая клеёнка, от которой всё болит. Добрая медсестра даёт Маше пить и объясняет, что она лежит в палате интенсивной терапии.

– Скесарили тебя. Ой, ну ты и дала жару всей бригаде! Им другую женщину привезли – с плановым кесаревым, так они её отправили обратно в “патологию” – некогда было, все с тобой возились!

Маша с трудом вспоминает, что где-то должен быть и её ребёнок.

– Умерла твоя дочка – инфекция у тебя была. Лечись, чтобы в следующий раз родить здорового.

Проходит 11 дней.

Перед выпиской Машу последний раз осматривает та самая старушенция, которая делала ей операцию.

– Что ты в истерике бьёшься? – ворчит она. – Скажи спасибо, что сама жива осталась. Да и осложнений у тебя, как ни странно, никаких нет: вот смотрю – матка 10 см… это норма после кесарева. У меня на втором этаже женщина лежит – у неё было гораздо легче, чем у тебя, а осложнений сколько – ой-ёй!

– Подожди три года, и рожай себе, сколько захочешь! – напутствует она Машу на прощанье.

Вернувшись домой, Маша обнаруживает, что её муженёк окончательно поверил своей маме, что с такой больной и бесплодной женой ему жить не стОит. Тем более, что давно уж готова альтернатива. Следующий год у Маши проходит в предразводной суете… Отмечать своё тридцатилетие ей приходится уже в разведеном состоянии – в качестве утешения она приглашает к себе своего сослуживца…

Через два месяца Маша опять приходит на приём к Маргарите Яковлевне:

– Сделайте мне аборт, я развелась с мужем… – просит она Маргариту Яковлевну.

– Ах, – сокрушается Маргарита Яковлевна, – Вы же СТОЛЬКО лечились! Как же мне ЖАЛКО делать вам этот аборт!..

Занавес.

Автор неизвестен.

Формируем полезные привычки

Взвешивая плюсы и минусы каких-либо продуктов или процедур, прежде всего, будущей маме нужно постараться найти ответ на вопрос: принесет ли это пользу? Если пользы нет, а есть вред, то ответ очевиден – в этом случае вполне закономерным будет оградить от них будущего ребенка.

Для того, чтобы выносить и родить здорового ребенка, очень важно заблаговременно изменить весь свой образ жизни – начать правильно и здорово питаться, привести в норму свой вес, избавиться от вредных привычек. Самый простой способ избавиться от вредной привычки – найдите ей полезную замену. Поверьте, рождение здорового полноценного малыша этого стоит.

Кроме того, через некоторое время вы с удивлением обнаружите, что помимо не очень полезных продуктов, без которых вы раньше и не представляли своей жизни, в природе существует множество прекрасных фруктов и овощей, богатых витаминами и полезными веществами. Что свежий виноград гораздо вкуснее и полезнее “натуральных” виноградных вин или соков, обогащенных консервантами и другими добавками, а стакан свежевыжатого апельсинового сока или даже цельный апельсин на завтрак тонизируют и приносят больше пользы и удовольствия, чем чай или кофе.

Менструальный цикл: благоприятные дни для зачатия

В результате различных гормональных процессов в яичниках женщины каждый цикл происходит созревание одного фолликула (очень редко – двух или больше). Первым днем менструального цикла принято считать первый день появления менструальных выделений (1-й день цикла), а окончанием – последний день перед началом следующей менструации.

Continue reading “Менструальный цикл: благоприятные дни для зачатия”

Повышение температуры тела при беременности

Практически каждая будущая мама в начале беременности, еще до начала «задержки», замечает у себя повышение температуры тела. Это происходит из-за увеличения уровня прогестерона.

Continue reading “Повышение температуры тела при беременности”

Повышенное слюноотделение при беременности

Очень часто в первом триместре беременности вслед за другими признаками токсикоза у женщины появляется еще одна напасть – повышенное слюноотделение.

Слюнные железы – это мощнейший детоксикационный орган в человеческом организме. Слюнные железы разделяют на две группы: большие (околоушные, подчелюстные и подъязычные) и малые (губные, щечные, молярные, язычные и небные). На роль слюнных желез в выведении токсинов из организма указывал еще И. П. Павлов. Через слюну из нашего организма может отходить до половины литра переполненной токсинами мокроты.

Наиболее эффективным средством очистки слюнных желез является полоскание ротовой полости растительным маслом.

Суть метода заключается в следующем. Одной из главных функций слюнных желез является выделение продуктов обмена веществ из крови. В процессе сосания или жевания количество крови, протекающей через слюнные железы, увеличивается в 3-4 раза. Таким образом, происходит своеобразная прогонка всей крови через этот «фильтр» и ее очистка. Растительное масло является адсорбентом, который связывает все вредные для организма вещества. Процедуру необходимо проводить ежедневно.

Кстати, целитель Порфирий Иванов рекомендовал не только выплевывать слюну, но и глотать ее в небольших количествах. В этом случае токсины и микробы, содержащиеся в слюне будут стимулировать их выведение в большем количестве через другие фильтры: кишечник, потовые железы, печень, почки, легкие, кожу. Таким образом, мы получаем гомеопатический эффект — «подобное лечить подобным в малых дозах». Конечно, перед этим необходимо предварительно очистить кишечник, печень, почки и другие органы-фильтры, в противном случае это приведет лишь к еще большему загрязнению этих органов.

Симптомы интоксикации при беременности

-Мозг, мозг, просыпайся, прошептала Матка, мы беременны.
-Внимание, внимание! Мы беременны! Все слышали? Мобилизовать всех, начинаем работать за двоих.
-Желудок!
-А я что? Мне что упало, то и попало.
-Совести у тебя нет, ты все принимаешь, а нам потом расхлебывать, заворчали Печень и Почки.
-Так ОНА ест только острое и соленое, деликатесы разные… Кстати, пришла порция мартини.
-А давайте ей токсикоз месяца на три устроим, чтоб не повадно было! – предложил Желудок.

В преддверии начала беременности, чтобы обеспечить наиболее благоприятную среду для развития будущего ребенка, под влиянием гормонов в организме женщины происходит включение целого ряда защитных механизмов, которые в повседневной жизни находятся в менее активном состоянии.

Беременность – ответственный период в жизни будущего ребенка.
Все, что раньше не вызывало заметного дискомфорта у женщины, для здоровья будущего ребенка может оказаться неблагоприятным. Особенно в самые первые дни и недели беременности, когда женщина еще и не подозревает о своем новом положении, а у будущего ребенка уже закладывается фундамент всех будущих органов и систем жизнедеятельности.

В это время, помимо общеизвестных признаков овуляции и беременности, Вы можете обнаружить у себя самые разные симптомы состояний интоксикации и детоксикации.

Токсикоз, интоксикация – болезненное состояние, вызванное воздействием на организм внешних токсинов (например, при отравлении) или вредных веществ внутреннего происхождения (например, при скоплении различных ядов в тканях и органах). Может возникать в результате осложнения при затрудненной детоксикации.
 
Детоксикация – естественное или искусственное удаление токсинов из организма. Может сопровождаться болезненными состояниями и выделениями, после которых самочувствие улучшается. Важно отличать детоксикацию от интоксикации.

К симптомам интоксикации относятся: головные боли, повышенная утомляемость, слабость, раздражительность, нервозность, нарушение сна, зябкость и повышение температуры, потливость, газообразование в кишечнике, запоры или поносы (часто сопровождающиеся выделениями слизи), неприятный (зловонный) запах изо рта, горечь во рту, обложенный язык, стоматиты, кровоточивость десен, повышенное слюноотделение, заболевания голосовых связок и придаточных пазух носа с характерными выделениями, кашель с мокротой, усиление выделений из репродуктивной системы и грудных желез, кожные нарушения, аллергические реакции, неприятный запах тела, тошнота и даже рвота, обострение хронических заболеваний.

Состояние интоксикации может сопровождаться признаками детоксикации, которые свидетельствуют о выведении токсинов из организма: кожные нарушения, аллергические реакции, сыпь, повышенная потливость, учащенное мочеиспускание, жидкий стул, кровоточивость десен, повышенное слюноотделение, заболевания голосовых связок и придаточных пазух носа с характерными выделениями, насморк, кашель, усиление выделений из репродуктивной системы и грудных желез, неприятный запах тела, рвота и другие. Любые выделения могут являться симптомом очистительного процесса.

Все перечисленные симптомы могут проявляться еще до овуляции, а особенно после нее, т.е. в период предшествующий срокам следующей менструации. Поэтому часто женщины еще до задержки начинают испытывать все симптомы, характерные для ранних сроков беременности, даже в ее отсутствие. Это естественно – ведь организм готовится и начинает запускать очистительные механизмы. Даже, если беременность еще не наступила. При наступлении беременности (например, после имплантации эмбриона в полость матки) симптомы интоксикации и детоксикации могут многократно усиливаться.

Но не всегда при интоксикации организм способен справиться самостоятельно с выведением отравляющих его веществ наружу. Например, состояние непрекращающейся тошноты на протяжении длительного времени может сказаться отрицательно на всех органах и системах жизнедеятельности организма женщины. При отсутствии симптомов рвоты такое состояние может ухудшаться и затягиваться на длительный период. После рвоты состояние, как правило, значительно улучшается.

Очень важно правильно понимать природу этих состояний и не препятствовать своему организму на пути к самооздоровлению. Гораздо лучше в этой ситуации помочь ему – устраивать разгрузочные дни, короткие голодания, употреблять больше воды, свежих фруктов и овощей, следить за здоровьем кишечника. Ну, и конечно же начинать все это делать лучше еще задолго до планирования беременности.

УЗИ – причина для беспокойства

Автор: Сара Джей Бакли (Dr Sarah J Buckley)
Источник: http://www.sarahjbuckley.com/articles/ultrasound-scans.htm
Перевод: Натальи Бондаренко

Когда я была беременна своим первым ребенком в 1990 году, я решила не проходить никакого обследования. Это было достаточно необычным решением, т.к. мой партнер и я – врачи и сами проводили обследование беременных – довольно неумело, но иногда с пользой – проходя подготовку по специальности «Врач общей практики – акушер» несколькими годами ранее.

Что повлияло на меня больше всего? Мое чувство, что я как мать потеряю что-то важное, если позволю кому-либо исследовать моего ребенка. Я знала, что если появится малейшая проблема или неопределенность – а это достаточно распространено – то я буду обязана возвращаться снова и снова, и через некоторое время я бы стала ощущать, что ребенок принадлежит системе, а не мне.

В последующие годы я родила еще трех детей, не делая УЗИ во время беременности, и прочла множество статей и исследовательских материалов по ультразвуку. Ничто из прочитанного не заставило меня пересмотреть свое решение. Несмотря на то, что УЗИ иногда может быть полезно при возникновении подозрений, связанных со специфическими проблемами, мое заключение таково: УЗИ в лучшем случае неэффективно, а в худшем – опасно, если используется в качестве рутинного исследования каждой беременной женщины и ее ребенка.

Прошлое и настоящее ультразвука

Ультразвуковое исследование было разработано во время Второй мировой войны для обнаружения вражеских подводных лодок, а впоследствии использовалось в сталелитейной промышленности. В июле 1955 года хирург из Глазго Йен Дональд взял промышленную установку и начал эксперименты с абдоминальными опухолями, вырезанными им у пациентов, используя бифштексы в качестве контрольных образцов. Он открыл, что различные ткани дают различный рисунок ультразвукового «эха». Это привело его к осознанию, что ультразвук представляет революционный способ, позволяющий заглянуть в некогда таинственный мир растущего младенца.

Эта новая технология быстро распространилась в клиническом акушерстве. Коммерческая аппаратура стала доступна в 1963 году, и к концу 70-х УЗИ стало рутинной частью акушерского осмотра. Сегодня УЗИ рассматривается как безопасное и эффективное. Данное исследование стало обрядом посвящения для беременных женщин в развитых странах. Здесь, в Австралии, подсчитано, что 99% младенцев подвергались УЗИ по меньшей мере один раз во время беременности – в большинстве своем в качестве рутинного пренатального исследования (RPU) на сроке от 4 до 5 месяцев. В США, где расходы ложатся на страховщика или частное лицо, исследование проходят около 70% беременных женщин.

Тем не менее, озабоченность безопасностью и бесполезностью УЗИ возрастает. Британская активистка движения в защиту прав потребителей Беверли Бич назвала RPU «величайшим неконтролируемым экспериментом в истории», а База данных Кокрановского Сотрудничества (Cochrane Collaborative Database) – имеющая исключительный авторитет в медицине – заключает, что… с точки зрения существенного измерения результата, такого как перинатальная смертность [число младенцев, умерших незадолго до или после рождения], рутинное использование ультразвука не может продемонстрировать никакого явного преимущества в качестве своего следствия.

Это представляется слишком маленькой наградой при возникающих гигантских расходах. В 1997 году, например, Австралийским федеральным правительством было выплачено 39 миллионов долларов за УЗИ беременных – огромные средства в сравнении с 54 миллионами на все остальные акушерско-медицинские расходы. Эта цифра не включает дополнительные расходы, оплаченные самими женщинами. В США, если бы каждая беременная женщина единожды проходила рутинное УЗИ, расходы бы оценивались в 1,2 миллиарда американских долларов.

В 1987 году британский радиолог Х.Д. Мейр, выполнявший УЗИ беременных в течение 20 лет, прокомментировал это так:

Можно простить стороннего наблюдателя, удивляющегося тому, что представители медицинской профессии в наши дни занимаются оптовым исследованием беременных пациентов с использованием оборудования, выделяющего самые различные излучения, безопасность которого не доказана, с целью получения информации, клиническая ценность которой также не доказана, сотрудниками, не сертифицированными для проведения таких исследований.

Сегодняшняя ситуации не изменилась ни по одному из пунктов.

В 1999 году в отчете комитета Сената «Качая колыбель» было рекомендовано провести официальную оценку затратных процедур рутинного УЗИ. Были также даны рекомендации о разработке руководства по безопасному использованию акушерского ультразвука, а также о разработке стандартов подготовки ультрасонографистов (см. ниже). До сих пор ни одна из этих рекомендаций не была выполнена.

Что такое ультразвук?

Термин «ультразвук» относится к звуковым волнам сверхвысокой частоты, используемым в диагностических целях. Эти волны распространяются со скоростью от 10 до 20 миллионов циклов в секунду, в отличие от 10 до 20 тысяч циклов в секунду для слышимого звука. Ультразвуковые волны излучаются передатчиком (та часть аппаратуры, которая прикладывается к телу), и из рисунка отраженных «эхо»-волн выстраивается картинка нижележащих тканей. Твердые поверхности, такие как кость, отражают более сильное эхо, чем мягкие ткани или жидкости, придавая костяному скелету белый цвет на экране.

В обычных аппаратах УЗИ используются импульсы ультразвука, длящиеся только долю секунды, а во время интервала между волнами аппаратура распознает отраженное эхо. В противоположность этому, техника допплера, используемая для специальных обследований, фетальных мониторов и ручных фетальных стетоскопов излучает продолжительные волны, давая значительно больший уровень воздействия, чем «пульсовый» ультразвук. Многие женщины не осознают, что маленькие аппараты для прослушивания сердечного ритма их младенцев на самом деле используют допплер-ультразвук, хотя бы и низкого уровня воздействия.

В последние годы ультрасонографисты стали использовать вагинальное ультразвуковое исследование, при котором передатчик помещается высоко во влагалище, намного ближе к развивающемуся телу. Этот метод используется преимущественно на ранних сроках беременности, когда сканирование через стенку брюшины не может дать качественного изображения. Однако, во время вагинального УЗИ уровень воздействия будет высоким, т.к. пока еще нет достаточного количества промежуточной ткани, защищающей младенца, находящегося на уязвимой стадии развития. Вагинальное УЗИ не является приятной для женщины процедурой. Термин «диагностическое изнасилование» был введен в практику в целях описания тех чувств, которые испытывают некоторые женщины во время вагинального обследования.

Еще одним недавним применением ультразвука стал тест на прозрачность шейной складки, при котором примерно на третьем месяце беременности измеряется толщина шейной складки на задней части головы младенца. Толстая шейная складка может говорить о синдроме Дауна у ребенка со статистической вероятностью.

Когда риск для ребенка оценивается более 1:250, рекомендуется проведение более точного исследования, включающего в себя взятие части тканей ребенка путем амниоцентеза или пробы ворсинчатого хориона. Около 19 из 20 детей, у которых был установлен «высокий риск» в результате теста на прозрачность шейной складки, не будут иметь синдрома Дауна, а их матери испытают несколько недель ненужного беспокойства.

Тест на прозрачность шейной складки не выявляет всех младенцев, пораженных синдромом Дауна. (Для получения большей информации о пренатальных исследованиях см. статью Сары «Пренатальный диагноз: технологический триумф или ящик Пандоры», включенную в ее готовящуюся книгу).

Информация, получаемая в результате УЗИ

Во время беременности ультразвук используется в двух основных целях: подробно исследовать возможную проблему на любом сроке беременности или в качестве рутинной процедуры примерно в 18 недель.

Например, если на раннем сроке появляется кровотечение, УЗИ может определить неизбежно ли невынашивание. Далее во время беременности УЗИ может использоваться, если малыш не растет, или когда есть подозрение относительно ягодичного/ножного предлежания или двойни. В таких случаях информация, полученная в результате УЗИ, может быть очень полезна в принятии решений для женщины и тех, кто за ней ухаживает. Однако использование рутинного пренатального исследования (RPU) более противоречиво, т.к. оно подразумевает обследование всех беременных женщин в надежде на лучший результат для некоторых матерей и детей.

Сроки рутинных обследований (18-20 недель) выбраны по прагматическим соображениям. В эти сроки можно установить достаточно точную ПДР – хотя определение сроков более точно на ранних сроках беременности, когда малыши меньше всего различаются по размеру – и младенец достаточно велик, чтобы можно было рассмотреть аномалии, поддающиеся определению при помощи ультразвука. Тем не менее, на этом сроке ПДР (предполагаемая дата родов) имеет точность с погрешностью в плюс-минус неделю, а некоторые исследования предполагают, что ранний осмотр или расчеты, основанные на менструальном цикле женщины, могут быть так же точны, как RPU.

И в то время как многие женщины удовлетворены нормальными результатами исследования, RPU на самом деле выявляет только от 17 до 85% серьезных аномалий, обнаруживаемых при рождении у 1 из 50 младенцев. Недавнее исследование, проведенное в Брисбене, показало, что УЗИ в большинстве женских больниц пропускает около 40% отклонений в развитии, т.к. большинство из них сложно либо невозможно распознать. Основные причины умственной неполноценности, такие как ДЦП или синдром Дауна, вряд ли можно обнаружить во время рутинной процедуры, также как и аномалии развития сердца и легких.

Когда аномалия обнаружена, существует маленький шанс, что результат исследования окажется ложно-положительным, когда диагноз, поставленный по УЗИ неверен. Обзор, проведенный в Великобритании, показал, что для одного из 200 младенцев, абортированных по причине серьезных аномалий, диагноз по результатам аутопсии оказался менее серьезным, чем предполагалось по результатам УЗИ, и прерывание беременности было, вероятно, необоснованным. В этом обзоре 2,4% неабортированных младенцев с диагнозом «серьезные пороки развития» имели состояние значительной пере- или недо-диагностики.

Существует также много случаев ошибки с более мелкими аномалиями, что может вызывать беспокойство и вести к повторным исследованиям, и есть некоторые состояния, которые спонтанно разрешались сами собой.

Наряду с ложно-положительными, существуют также неопределенные случаи, когда результаты УЗИ не могут быть легко расшифрованы, и результат для младенца неизвестен. В одном исследовании, включавшем женщин из группы высокого риска, почти 10% результатов были неопределенными. Это вызывает огромное беспокойство женщины и ее семьи, а тревога может не быть облегчена рождением нормального ребенка. В этом же исследовании у матерей с «вопросительными» диагнозами беспокойство сохранялось в течение трех месяцев после рождения их детей.

В некоторых неопределенных случаях сомнения могут быть разрешены путем дальнейших исследований, таких как амниоцентез. В такой ситуации возможно ожидание результатов до двух недель, в течение которых матери приходится решать, прерывать ли ей беременность, если аномалия будет выявлена. Даже те матери, что получили удовлетворительные результаты, чувствовали, что этот процесс вмешался в их отношения с малышами.

Наряду с оценкой ПДР и проверкой на наличие серьезных аномалий, RPU может также выявлять низкое прикрепление плаценты (плацента превия) и наличие более одного ребенка на раннем сроке беременности. Однако, 19 из 20 женщин, у которых была выявлена плацента превия на раннем сроке, будут волноваться беспочвенно: плацента достаточно сильно поднимется и не будет причиной проблем при родах. Более того, выявление плацента превия во время RPU не является более безопасным, чем ее выявление во время родов. Никаких улучшений результатов не было получено во время многочисленных беременностей. Основное большинство плацента превия будет выявлено до родов даже без RPU.

Американский колледж акушерства в своем руководстве по рутинному УЗИ во время беременности низкого риска заключает:

В популяции женщин с беременностями низкого риска, снижение перинатальной заболеваемости [вреда для младенцев до и после рождения] и смертности, а также более низкий уровень ненужных вмешательств не могут ожидаться в качестве результата от рутинного УЗИ. Таким образом, УЗИ во время беременности низкого риска должно выполняться по конкретным показаниям.

Биологическое влияние ультразвука

Известно, что ультразвуковые волны оказывают влияние на ткани двумя основными способами. Прежде всего, луч вызывает разогрев задействованной области примерно на один градус Цельсия. Это считается незначительным на основании того, что тело в целом нагревается при беременности. При этом безопасным считается повышение температуры на 2,5 градуса Цельсия.

Вторым признанным влиянием является образование полостей, при котором наполненные газом маленькие карманы, существующие внутри тканей млекопитающих, вибрируют и затем лопаются. В этом случае температуры газа во много тысяч градусов Цельсия создают широкий спектр химических продуктов, некоторые из них могут быть потенциально токсичны. Эти искаженные процессы могут вызываться микросекундными импульсами такого же рода, как те, что используются для медицинской диагностики.

Значение воздействия образования полостей на человеческие ткани неизвестно.

В ряде исследований предполагается, что эти воздействия составляют реальную проблему для живых тканей. Первое исследование, затронувшее эти проблемы, было исследованием клеток, выращенных в лаборатории. Клеточные аномалии, вызванные воздействием ультразвука, сохранялись в течение нескольких поколений. Другое исследование показало, что у новорожденных крыс (находящихся на стадии развития мозга, аналогичной четырех-пятимесячному младенцу в утробе) ультразвук может повреждать миелин, покрывающий нервы, указывая тем самым, что нервная система может быть частично подвержена ущербу от данной технологии.

Бреннан с коллегами сообщает, что подвергание мышей воздействию доз ультразвука, типичных в акушерстве, вызывало снижение уровня деления клеток на 22% и удвоение уровня aptosis или запрограммированной смерти клеток в клетках тонкого кишечника.

Моул комментирует:

Если воздействие ультразвука… вызывает смерть клеток, то практика УЗИ на сроке 16-18 недель будет вызывать потерю нейронов (клеток мозга) с маленькой вероятностью замещения потерянных клеток… Уязвимость связана не с пороками развития, а с аномалиями развития, приводящими к психическим дефектам, вызываемым общим снижением числа функционирующих нейронов в будущих полушариях мозга.

Обследования людей, подвергавшихся воздействию ультразвука, показали, что возможными неблагоприятными реакциями могут быть преждевременная овуляция, преждевременные роды или невынашивание, низкий вес при рождении, худшее состояние при рождении, перинатальная смерть, дислексия, задержка речевого развития и повышение вероятности рождения левши. Ведущая левая рука в иных условиях рассматривается как маркер повреждения развивающегося мозга. Одно австралийское исследование показало, что младенцы, подвергавшиеся воздействию 5 и более допплер-УЗИ, были на 30% более склонны к задержке внутриутробного развития – состоянию, для определения которого часто используется УЗИ.

Два длительных контролируемых рандомизированных исследования, в течение которых сравнивалось развитие детей с 8 до 9 лет, подвергавшихся и не подвергавшихся воздействию УЗИ, не выявили измеримого влияния от данной процедуры. Однако, как отмечают авторы, интенсивность излучения современной аппаратуры во много раз выше, чем в 1979-1981гг. Далее, у большей части испытуемых одного исследования, время проведения УЗИ было всего три минуты. Очевидно, что в данной области требуются дополнительные исследования, в частности в области допплера и вагинального УЗИ, при которых уровень воздействия гораздо выше.

Другой проблемой в изучении влияния ультразвука является гигантский разброс выходной частоты, или дозы, возможный на одном аппарате. Современная аппаратура может давать сравнимые ультразвуковые изображения при использовании как низкой дозы, так и дозы, превышающей ее в 5 000 раз. А стандартов, которые бы обеспечивали применение самой низкой дозы – не существует. По причине сложности аппаратуры, трудно даже качественно определить дозу во время каждого конкретного исследования. В Австралии такое обучение добровольное, даже для акушеров, а навыки и опыт специалистов широко различаются.

Вывод относительно безопасности ультразвука в исследованиях с участием людей, опубликованный в мае 2002 года в престижном американском журнале «Эпидемиология», гласит:

… может существовать связь между пренатальным воздействием УЗИ и неблагоприятным результатом. Некоторые подтвержденные данные включают ограничение роста, задержку речи, дислексию и леворукость, связанную с воздействием ультразвука. Требуется проведение продолжительных исследований для оценки потенциальных неблагоприятных последствий воздействия ультразвука во время беременности. В этих исследованиях следует производить замеры акустического выходного сигнала, времени воздействия, числа воздействий в расчете на одного человека и фиксировать сроки беременности, на которых производилось воздействие.

Женщины и их опыт прохождения УЗИ

С женщинами не консультировались ни на какой стадии разработки этой технологии, и предполагается, что их опыт и пожелания совпадают с медицинскими сведениями, предоставляемыми УЗИ или являются менее важными. Например, сторонники RPU полагают, что ранняя диагностика и/или прерывание беременности благотворно сказывается на женщине и ее семье. Однако, обнаружение серьезной аномалии во время RPU может привести к очень сложному процессу принятия решения.

Некоторые женщины, соглашающиеся на УЗИ, не осведомлены о том, что могут получить сведения о своем ребенке, которые им не нужны, т.к. они не рассматривают возможность прерывания беременности. Другие женщины могут чувствовать давление по поводу прерывания беременности, либо, по крайней мере, ощущать эмоциональное дистанцирование от своего «ненормального» ребенка. Более того, нет доказательств того, что женщины, выбравшие прерывание беременности, чувствуют себя лучше психологически в долговременной перспективе, чем женщины, чьи дети умерли при рождении. Фактически, есть предположения, что в некоторых случаях дело обстоит как раз наоборот. И когда выбор падает на прерывание беременности, женщины не склонны делиться своей историей с другими и испытывают значительное чувство вины и боль от осознания того, что они сами выбрали эту потерю.

Когда обнаруживаются незначительные аномалии – которые могут иметься, а могут и не иметься при рождении, как это было показано выше – женщины могут чувствовать, что у них отняли какую-то часть удовольствия от беременности.

Опыт женщин, связанный с прохождением УЗИ и других диагностических пренатальных обследований (например, амниоцентеза) вдумчиво представлен в книге «Сомнительная беременность» Барбары Кац Ротман. Автор документирует душевную боль, через которую проходят женщины, когда проводятся сложные диагностические процедуры – некоторым женщинам требуются годы на ее преодоление. Автор полагает, что значительное число обследований, предлагаемых в настоящее время с целью выявления аномалий, может заставить каждую женщину чувствовать, что ее беременность «сомнительна» до тех пор, пока она не получит удовлетворительные результаты.

По моему мнению, УЗИ также представляет еще один способ, при котором глубокое внутреннее знание, которые есть у матери о своем теле и своем ребенке, становится второстепенным по отношению к технологическим сведениям, получаемым «экспертом» при помощи аппаратуры. Таким образом, «культ эксперта» запечатлевается с самых ранних недель жизни.

Более того, рассматривая ребенка как отдельное существо, УЗИ искусственно разделяет мать и ребенка задолго до того как это разделение станет психологической или физической реальностью. Это еще в большей мере подчеркивает почитаемый нашей культурой индивидуализм, преобладающий над взаимностью, и создает предпосылки для возможного – но с моей точки зрения искусственного – конфликта интересов матери и ребенка во время беременности, рождения и родительства.

Выводы и рекомендации

Я призываю всех беременных женщин тщательно подумать, прежде чем соглашаться на проведение рутинного УЗИ. Эта процедура не является обязательной, несмотря на то, что говорят некоторые врачи, а риски, преимущества и последствия обследования следует рассматривать для каждой матери и ребенка в соответствии с их конкретной ситуацией.

Если вы согласитесь на процедуру, сообщите врачу, какие сведения вы хотите услышать, а какие – нет. Пусть ваше обследование проводит опытный квалифицированный специалист (обычно это означает выполнение не менее 750 УЗИ в год). Скажите ему, что вы хотите, чтобы процедура была как можно короче. Попросите его заполнить бланк и подписать его, либо сообщить сведения вам (в соответствии с тем, как это указано выше).

Если выявлена аномалия, обратитесь за консультацией и вторым мнением так скоро, насколько это представляется разумным. И помните, что это ваш ребенок, ваше тело и ваш выбор.

Предыдущие версии данной статьи были опубликованы в Mothering magazine, выпуск 102, сентябрь-октябрь 2000г., и Nexus magazine, том 9, №6, октябрь-ноябрь 2002г.
Последнее обновление, включающее самые свежие результаты исследований воздействия ультразвука, можно найти в готовящейся к изданию книге Сары «Мягкие роды, мягкое материнство: мудрость и наука мягкого выбора во время беременности, родов и родительства».

Экологичные женские секреты здоровья

«…Мы не только от предков наших получили эту землю в наследство, мы, прежде всего, взяли ее взаймы у наших потомков…»

Пожалуй, редкая женщина сегодня могла бы представить свою жизнь без таких, уже привычных нам одноразовых гигиенических средств, как одноразовые прокладки, которыми пестрят журналы и экраны телевизоров. Но в повседневной жизни мы редко задумываемся об их происхождении и особенностях производства. А самое главное, влиянии на наше здоровье.

Между тем, именно с этими средствами гигиены любая современная женщина проводит в тесном контакте не менее 1/4 своей жизни. А некоторые женщины пользуются ими ежедневно.

При этом состав современных гигиенических средств сегодня очень далек от безопасного. Уже не говоря о какой-либо пользе для здоровья.

Наоборот, обычно они содержат пластик, синтетику и остаточные продукты агрессивных хлорных отбеливателей (например, диоксин, который подавляет иммунную систему и вызывает рак, эндометриоз и другие заболевания). При производстве современных одноразовых прокладок используется такие токсичные компоненты, как нефть, гели и отдушки, которые вступая в реакцию с токсичными менструальными выделениями могут вызывать аллергические реакции и гинекологические заболевания. Полиэтилен и синтетические материалы, служащие основой любой прокладки создают «парниковый эффект», не позволяя коже дышать, в результате чего кожа в интимной зоне становится естественным питомником для размножения грибка, вызывающего зуд, раздражение, молочницу и другие неприятные заболевания. А искусственные ароматизаторы, призванные скрывать все неприятные запахи, в сочетании с токсичными выделениями зачастую производят даже обратный эффект.

Кроме этого, одноразовые прокладки относятся к категории трудноразлагаемого мусора, а каждая женщина в среднем использует несколько десятков гигиенических прокладок ежемесячно, не считая «ежедневок». Не трудно себе представить, какое количество неэкологичного мусора скапливается на нашей планете от одной женщины на протяжении жизни? А каким же будет это количество в масштабах целого города, страны или планеты? Каждый год более 45 миллионов гигиенических продуктов оканчивают свою жизнь где-то на нашей Земле. Учитывая перегруженность этих продуктов пластиком, сжигание подобного мусора приведет к ядовитым выхлопам и испарениям, а для захоронения потребуется яма диаметром около 9 км. При этом пластмасса сохраняется в окружающей среде в течение многих столетий. Об утилизации всего нашего мусора мы сегодня привыкли беспокоиться в самую последнюю очередь, в надежде, что о нашей жизни, нашей планете и ее сохранении для наших детей позаботится кто-то другой.

Какой увидят эту планету всего через несколько десятков лет НАШИ ДЕТИ? Какие горы, моря и океаны мы оставим им в наследство? Сегодня это зависит от нас.

На сегодняшний день синтетическим и неэкологичным одноразовым средствам, которые к тому же не дают нам оставаться красивыми и здоровыми, существует более здоровая и экологичная альтернатива.

Например, странах Европы уже давно пользуются популярностью многоразовые прокладки, а сегодня их не сложно приобрести и в нашей стране или сделать самостоятельно из экологичных материалов – их конструкция очень проста и для этого даже не требуется умение шить.

Витамины и микроэлементы: «живые» и синтетические

Для будущего еще не родившегося ребенка организм его будущей матери – единственный источник питания и полезных веществ. Здоровое питание – один из важнейших факторов создания здоровой, естественной химической среды, в которой будущий ребенок сможет полноценно развиваться.

Постарайтесь еще до начала беременности ограничить, а лучше исключить из своего рациона, все ненатуральные продукты. Кушайте то, что легко усваивается и отдавайте предпочтение живой пище – свежим овощам, фруктам, злакам, орехам.

Основные необходимые витамины

Если вы питаетесь правильно и разнообразно, преимущественно натуральными продуктами, в вашем рационе всегда много свежих фруктов и овощей, можете быть уверены – недостаток витаминов и полезных веществ вам не грозит.

О синтетических витаминах

Сегодня многие будущие родители стараются компенсировать неполноценное питание приемом синтетических витаминов. При этом, дело порой доходит до абсурда – полного отсутствия каких бы то ни было натуральных продуктов в рационе будущих родителей. Особенно – у мужчин. Ведь для большинства современных мужчин фрукты и овощи вообще не еда, а в самом лучшем случае – праздничный десерт или закуска.

Помните, что принимая синтетические витамины в таблетках, вы получаете далеко не те витамины, которые содержатся в натуральных продуктах, а лишь их синтетические аналоги, полученные при помощи современных достижений химической промышленности.

Кроме того, синтетические витамины:

– хуже усваиваются;
– зачастую менее эффективны, либо не эффективны вовсе;
– не могут успешно выполнять функции, свойственные природным витаминам;
– накапливаются в организме и вызывают различные токсические реакции.

В отличие от синтетических, природным витаминам в натуральных продуктах всегда сопутствуют дополнительные вещества, способствующие их усвоению. Природные витамины, даже в больших количествах, не вызывают побочных реакций.

Незаметные компоненты синтетических витаминных препаратов

Очень полезно заглядывать в инструкции к препаратам. Вот, например, что можно обнаружить в составе одного из самых популярных витаминных комплексов, который врачи в женских консультациях не только рекомендуют, но и выдают бесплатно:

Вспомогательные вещества: полиэтиленгликоль 6000; прецирол Ато 5; желатин; МКЦ; натрия крахмала гликолат; повидон; лактозы моногидрат; маннитол; магния стеарат; полиэтиленгликоль 400; этилцеллюлоза; гипромеллоза; тальк; титана диоксид (Е171); железа оксид желтый (Е172).

Разберем только несколько из них:

1. Полиэтиленгликоль (Е1521)

Тип: Пищевая добавка.
Категория: Глазирователи, подсластители, разрыхлители, регуляторы кислотности и другие не классифицированные добавки.
Воздействие на организм: запрещенный.

Полиэтиленгликоль – пищевая добавка, принадлежащая к группе антифламингов. Добавка запрещена для использования в большинстве стран мира. Запрещена для применения на территории РФ.

2. ПОВИДОН

Побочное действие: Возможны снижение АД, тахикардия, затрудненное дыхание.
Противопоказания: Бронхиальная астма, острый нефрит, кровоизлияние в мозг, тяжелая сердечно-сосудистая недостаточность, повышенная чувствительность к повидону.

3. Этилцеллюлоза

Этиловый эфир целлюлозы. Применяется в производстве пластмасс, лаков, электроизоляционных материалов и др.

Тип: Пищевая добавка.
Категория: Стабилизаторы.
Воздействие на организм: вызывает расстройство желудка.

Описание группы: Стабилизаторы — добавки с индексом (E-400 – E-499) сохраняют консистенцию продуктов, повышают их вязкость. Например пектин E440.

Добавка запрещена для использования, т.к. не прошла (или находится в процессе прохождения) необходимых тестов и испытаний.